Зоя Ивановна Васильева

Анна Ивановна Реутова

Вот уже двадцатый Праздник Победы мы встречаем без тебя, мама. Пятьдесят пять раз ты встречала его в строю своих земляков, в кругу таких же, как ты, ветеранов, участников той великой и страшной войны.
Два моих самых дорогих человека – Зоя Ивановна Васильева и Анна Ивановна Реутова, медработники Мошковской участковой больницы из-под Торжка, вместе с сослуживцами в конце лета 41-го года буквально под бомбами наступавших фашистов уходили в эвакуацию. Километров через 30, где-то под Емельяновом, им встретилась некая воинская часть. Вполне осознанно они обратились к командиру с просьбой о зачислении их в армию добровольцами. Медики были нужны, их взяли. А уже через пару месяцев, приняв присягу, они стали полноправными воинами.
Так попали они в БАО – батальон аэродромного обслуживания 3-й Воздушной Армии, с которым и прошли от родимой калининской земли до немецкого Кёнигсберга. Из родных мест ушли под бомбежками и обстрелами наступающих фашистов и закончили свой боевой путь под сотрясающий грохот наших орудий, пробивающих последний бастион врага.
И только осенью 1946 года вернулись домой, все в ту же сельскую больничку, где и проработали каждая до своей кончины. Не говорю – до пенсии, потому что каждая из них оставалась в строю именно что «до кончины». Обе слыли в своем деле (мама – сельский фельдшер, тетя Аня – фармацевт, заведующая аптекой), да и во всей местной сельской жизни непререкаемым авторитетом.
Я перебираю на старом мамином пиджачке ее фронтовые и трудовые награды. Медаль «За оборону Москвы». Медаль «За боевые заслуги». Медаль «За победу над Германией». Орден Отечественной войны. Золотом горит медаль памяти очень уважаемого ею полководца Георгия Жукова. Памятные медали: 20 лет Победы, 25, 30 лет Победы в Великой Отечественной войне. Медали «За трудовую доблесть», «Ветерану труда», юбилейные по годовщинам Вооруженных Сил. Медицинские знаки отличия.
Руки у меня дрожат, слезы мешают разглядеть чеканку. Ну почему, мама, мы так и не поговорили с тобой об этих наградах? Как и когда их вручали тебе (и тете Ане тоже) в боевой обстановке? Что было написано в представлении о наградах? Почему вообще очень мало вы обе рассказывали нам о вашем боевом пути? Только в последние ваши годы что-то прорывалось, как будто в памяти приоткрывалась некая дверца и в ней вдруг промелькнет эпизод-другой. Однажды на мой прямой вопрос ты ответила: «Знаешь, это все очень страшно… Да всего и не расскажешь».
Вы иногда вдруг вспоминали имена и фамилии летчиков. Их БАО обслуживал прифронтовой аэродром – так называемый аэродром подскока. Кроме своих однополчан, тут приземлялись летчики из других полков – на короткую передышку, на техобслуживание самолетов, на заправку авиабомбами. День-другой, они улетали. Потом возвращались. Или не возвращались. «Мальчики, ты понимаешь, мальчишки совсем, 18-19-20 лет». Мои медики были уже намного старше их. И что интересно, очень хорошо помнили этих «мальчиков». Мама рассказывает: «Самолет садится, я дежурю на аэродроме. Крылья все драные, в кабине — дым, пламя. Кидаюсь к самолету, надо парня вытаскивать. А сзади кто-то кидается на меня, валит на землю. Взрыв! Поздно…».
Или вспоминают в разговоре между собой. «А помнишь: аэродром бомбили, и нас в землянке засыпало. Ребята потом еле откопали, думали – всё уже».
Мама: «Во время полетов дежурный медик должен находиться рядом с командиром. В эфире по громкой связи возбужденные голоса пилотов. Командир повторяет: «Рядом – доктор, здесь – доктор». Значит, чтобы матом не крыли».
Они вообще не считали, что в их службе было что-то особенное. Великая строгая ответственность за все: за питание пилотов, за организацию их короткой, между вылетами, передышки, за их здоровье, за техобслуживание и даже правильное срочное обновление боезапасов. А еще бесконечные бомбежки, обстрелы, постоянные переезды и перелеты с аэродрома на аэродром.
И еще – почти сокровенное. Мать родила меня в суровую военную годину, а родив, через полгода вернулась в часть, оставив ребенка бабушке. И как-то уже в конце жизни проговорилась: «А знаешь, мне из дома присылали твои фотокарточки, так летчики, даже совсем молодые ребята, просили их у меня, брали с собой в бой. Им, даже еще неженатым, казалось, что детское фото их как-то оберегает».
Мои Зоя и Анна Ивановны до конца жизни оставались в стойком преклонении перед военными авиаторами, гордились нашей Армией. Для них по-настоящему серьезное значение и гордость имело то, что их внук в начале непростых 90-х годов встал в солдатский строй и полновесно два года отдал службе Родине. И вот уже правнук недавно с гордостью отслужил в военно-космических войсках.
Сегодня страна встречает День Победы несколько странным образом. Но это не обесценивает нашу память. Может быть, сегодняшняя ситуация её даже ещё и подогревает, давая возможность снова вспыхнуть семейным воспоминаниям. Вовлечь в них всех домочадцев, стряхнуть архивную пыль со старых фотографий, писем, документов. А мне на днях позвонила внучка, студентка из дальнего города, и попросила срочно выслать фотографии бабушек: «Я передам их в интернетный «Бессмертный полк», пусть их увидят все!»
Значит, строй не распадается, и нам за будущее можно быть спокойными.

Алла Логинова