Прошла почти неделя после публикации статьи, в которой я поделился с читателями своими впечатлениями от поездки в село Хорошево, где состоялось торжественная церемония открытия Ржевского мемориала Советскому солдату, а чувство какой-то недосказанности в душе осталось.
Увы, как это часто бывает, не всё увиденное и записанное в блокнот вошло в статью. Но это – журналистский принцип: автор не все факты выкладывает читателю, он предлагает лишь, так сказать, козырные или, по его мнению, на тот момент главные. Но проходит совсем немного времени и начинает тревожить сознание мысль: «Напрасно я умолчал об этом… А следующий факт явно подчеркивает эмоциональность события… Так случилось с зафиксированными в моём блокноте откровениями молодого белгородского скульпторы Андрея Коробцова, автора главной монументальной фигуры Мемориала. Когда мы, журналисты поднялись на смотровую площадку памятника, Андрей тихо произнес: «Самым сложным для меня было работать над лицом воина. Когда мы с коллегой скульптором Фоминым изучали тысячи фронтовых фотографий, которые нам присылали родственники погибших со всех уголков России, пришло, теперь я понимаю, единственно верное решение – образ ржевского солдата не должен быть гротесковым, монументальным или былинным. Здесь абсолютно неуместна плакатность! Взглядом воин смотрит не на пришедших к монументу людей, а как бы в себя, передавая людям весь трагизм войны перед тем, как его душа займет место в журавлиной стае…Сколько было вариантов! Но когда закончил один из них, посмотрел на него оценивающе и …даже заплакал от удовлетворения – работа завершена!».
Уверен, журавлиная стая народной памяти о бессмертном солдатском подвиге будет ещё долго парить не только над многострадальным Ржевом и его окрестностями, она будет откликаться благодарностью миллионов потомков России. Вы можете полагать, что так думают все? Хотелось бы… Но в России, если внимательно посмотреть на её историю, всегда найдется горстка «патриотов», которая никогда не дремлет и выжидает момент, чтобы гораздо эффективнее кинуть нечто на вентилятор… Эта вонь выдается за заботу об отечестве. Всё правильно вы поняли – это так называемая либеральная оппозиция. По этому поводу часто слышу праведное возмущение: ну не нравится тебе Россия, душно и нестерпимо жить в ней – шарик земной огромен, выбирай любой континент, остров, архипелаг. Но – не уезжают! А все потому, что вопли о ужасной России хорошо монетизируются (оплачиваются любой валютой) , когда они посылаются в западную цивилизацию с территории России, от имени, так сказать, «соотечественников», прости Господи… Если же пересечь российскую границу, то за подобные «рулады» никто в шапку и ломанного гроша не кинет. Так и осуществляется это бесстыдное циничное действо, которое неуклюже прикрывается такими понятиями, как демократические преобразования, свобода слова, российский либеральный патриотизм…
Подобное случилось и со Ржевским мемориалом. Особенно в «вентиляторстве», как всегда, преуспело «Эхо Москвы». Вот, к примеру, как отозвалась о торжественном открытии постоянный автор радиостанции Татьяна (знаю фамилию, но нет желания её тиражировать). На самой церемонии во Ржеве она не была ( к чему унижаться?), но оценку даёт такую: «Я даже затрудняюсь как-то назвать этот стиль, в котором выполнен памятник, скорее всего, это фантасмагория. Впрочем, какая разница! Как ни назови, лучше не станет. Сказанное не идёт в сравнение с тем, что может испытать человек, смотрящий на этот монумент. На мой взгляд, этот памятник вызывает настоящее чувство страха. Даже, скорее, ужаса. Помните, раньше в советские времена на телевидении, перед показом чего-то неприятного, жуткого просили отойти от экрана слабонервных, дабы не подвергать их психику испытаниям». Вот так Танюша-либералка блеснула остроумием, попутно оскорбив и советское прошлое, где по телевидению показывали «что-то неприятное и жуткое», да и Ржевский мемориал попыталась обгадить.
Прочитаешь пару-тройку таких либеральных оценочных суждений и невольно задаёшься вопросом: а цинизм, вообще, имеет границы? Попытайтесь ответить на него, когда ознакомитесь с еще одной «ценнейшей» мыслью. Её автор – журналист, коневед, петербуржец, считающий себя эпатажным, Александр Невзоров. В отличие от предыдущей Татьяны, его фамилию скрывать нет смысла – 61-летний Александр давно известен своей …известностью. На собственном интернет-канале вышло видео, где Невзоров делится своим пониманием сути памятника Ржевского мемориала Советскому солдату. «Монумент изображает сталинского солдата мужского пола, но почему-то в рваной юбке из перьев,- глубокомысленно произнёс Александр и вновь «заблистал» эрудицией.- Такие одежды носили шотландцы, а в России Киркоров с Моисеевым». Но собеседница попыталась поправить «мессию»: «Это же журавли… Помните песню Расула Гамзатова –«Мне кажется, порою, что солдаты…». Невзоров, покуривая, невозмутимо ответил, что он совершенно не обязан знать этих строк. И привёл другой, более чем странный «аргумент»: «К тому же, пойди докажи, кто там – журавли или гуси. Потому что возможна вторая трактовка. Это может быть вариант «Новые приключения Нильса с дикими гусями».
Соглашусь с вами, что после ознакомления с подобными мозговыми выкрутасами, основанными на цинизме и вседозволенности (не путать со свободой слова!), сразу приходит мысль: а может их просто не замечать? Пройти мимо с гордо поднятой головой и надменной улыбкой? Увы, все не так безобидно, как может показаться на первый взгляд. Ведь неспроста большинство россиян поддержали поправки в Конституцию, где предусматривается юридическая ответственность за оскорбление исторической памяти отечества, очернение или фальсификацию его героического прошлого.
И еще об одной недосказанности, которая станет не только достойным ответом либеральным коневедам и кульбитным лингвистам, но и вполне может стать основанием для нового нравственного патриотического движения. Во время праздника в Хорошево познакомился с семьей из Твери. Отец, Николай Гриценко, предприниматель, мама , Галина, медсестра в стоматологической поликлинике, и два их сынишки-погодки — восьмилетний Иван и семилетний Денис. Николай постоянно фотографировал, не только свою семью, а и памятник с разных ракурсов. Такую заинтересованность к фигуре советского солдата он пояснил: «У Гали, получается, прадедушка погиб где-то в этих местах. К сожалению, все его фотографии не сохранились, не дошли до нашего поколения. Чудом сохранилась похоронка. На марше «Бессмертного полка» мы участвуем ежегодно – начинали, когда пацаны были в колясках. Все несли фотографии своих погибших родственников, мы не имели такой возможности, потому я увеличил текст похоронного извещения и наклеил на место фото. Но если образ ржевского солдата собирательный из тысяч фронтовых снимков, значит в нем что-то обязательно есть и от нашего прадедушки-солдата. Конечно, классную фотку можно скачать и из интернета, но нам важно сделать именно самим фотографию. Если «Бессмертный полк» состоится в сентябре, то рядом с текстом фронтовой похоронки мы пронесем образ солдата, в котором, мы верим, есть и частичка нашего родственника».
А ведь у многих потомков, по разным причинам, не сохранились фронтовые снимки своих героических предков. Какой тут может быть выход? По моему убеждению, тверская семья Гриценко успешно его нашла.

Борис АЛОВ