На Николо-Пустынском погосте, что находится в пределах Торжка, на берегу Тверцы, есть одна историческая могила. Под розовой гранитной стелой покоится прах Николая Евгеньевича Онегина – сына того самого Евгения Онегина, имя которого до сих пор вспоминают в связи с романом Александра Сергеевича Пушкина «Евгений Онегин». Так это или нет, но красивая легенда продолжает жить. Кстати, в советское время фотография этой могилы была непременной составляющей «папки» экскурсовода. Интерес к новоторжскому роду Онегиных то разгорался, то угасал, что сказывалось и на посещении захоронения. К настоящему времени могила заросла травой, спряталась за кустами буйно разросшейся сирени. Но все возвращается на круги своя. И в минувшее воскресенье мы стали свидетелями нового всплеска интереса и к захоронению, и к истории Торжка.
Ник Ангелов, владелец Сказочной на Красной Горе, в рамках фестиваля «Онегин-фест», организовал волонтерскую акцию по расчистке захоронения. В акции приняли участие представители администрации г. Торжка, Туристско-информационного центра, студенты Торжокского промышенно-гуманитарного колледжа и Тверского колледжа сервиса и туризма, поэты литературного объединения «Тверца» и все, кто посчитал нужным и возможным присоединиться к акции.
Ребята скашивали траву с помощью газонокосилки и серпов, специально закупленных Ником Ангеловым для целей благоустройства, покрасили оградку захоронения. Одновременно с этим поэты литобъединения и Мария Глебова, актриса Центра театра и кино Никиты Михалкова, читали главы из романа «Евгений Онегин».
Кульминацией всего происходящего стало знакомство участников акции с Тамарой Константиновной Шестаковой-Соловьевой, праправнучкой Евгения Онегина. Накануне Тамара Константиновна отпраздновала свой 91-ый день рождения, и Ник Ангелов поздравил ее с этой датой, вручил символичные памятные подарки, в том числе исполненное на картинном формате родовое древо новоторжских Онегиных.
Директор информационно-консультационного центра по предпринимательству и туризму г. Торжка Георгий Семенюк прокомментировал подготовку к мероприятию и саму акцию:
– Акция проходит между двумя значимыми датами: 19 сентября отмечался Всемирный день чистоты, 27 сентября – Всемирный день туризма. Я обратился к студентам Промышленно-гуманитарного колледжа – они с радостью откликнулись. К ним подключились студенты из Твери. Как видите, расчистили дорогу к могиле Николая Евгеньевича Онегина. Думаю, для увеличения туристических потоков в Торжок такие мероприятия полезны. При этом, конечно, нельзя сбрасывать со счетов аргументы серьезных историков.
Данил Софинский, студент 3 курса отделения поваров-кондитеров Тверского колледжа сервиса и туризма поделился своими впечатлениями:
– Роман «Евгений Онегин» мы изучали в школе. А еще я рисовал фрагменты из произведений Пушкина, в том числе – по роману «Евгений Онегин». В общем, в Торжок приехал подготовленный.

Мария Глебова, актриса Центра театра и кино Н. Михалкова, чей хорошо поставленный голос сразу выделили слушатели, также оценила акцию позитивно:
– «Евгений Онегин» Пушкина – очень мощное произведение! Конечно, часть понятий той эпохи уже вызывает вопросы у многих современных людей: к примеру, далеко не все знают, кто такая Терпсихора (муза танца — прим. ред.) и т.п. Но сам слог произведения, лелеющая слух онегинская строфа – это здорово! Выражаясь современным языком, хорошо, что есть люди, которые стараются роман «двигать», возрождая интерес к классическому искусству.
Александр и Татьяна Воробьевы:
– Мы специально приехали из Твери. Нам очень интересно. Давно знаем Ника Ангелова и с ним сотрудничаем. Он сам человек творческий и старается зажечь всех остальных.
Судя по всему, родословное древо Онегиных будет красоваться на здании кафе «Ангелов», а туристы, приезжающие в Торжок и посещающие сказочную кофейню, смогут разнообразить свои впечатления о городе историей об однофамильцах пушкинского героя. И хоть сам поэт написал: «Онегин, добрый мой приятель, родился на брегах Невы», – поиск прототипов не закончится до тех пор, пока жив пушкинский гений. Согретые лучами пушкинской славы, оживают легенды и предания, примиряющие нас с повседневными трудностями обыденной жизни…

Вместо послесловия
Филологам и исследователям творчества Пушкина хорошо известно имя Юрия Михайловича Лотмана – как, собственно, и его комментарии к роману «Евгений Онегин». Вещь эта хрестоматийная. Без названных комментариев не обходится ни одна подготовка к уроку по роману. Уже на первых страницах Лотман пишет: «Встречающееся упоминание того, что в начале XIX века в Торжке проживал булочник Евгений Онегин, если не является плодом вымысла или легенды, вероятно, случайное совпадение. Если же Пушкин слыхал об этом, то имя провинциального пирожника могло запомниться ему лишь как курьез».
А вот в Российской государственной библиотеке искусств хранится известный в свое время журнал «Вестник литературы». В одном из его номеров, вышедших в 1922 году, опубликована статья Александра Панкратова, писавшего под псевдонимом Александр Россов, – «Портной Евгений Онегин». Итак, автор пишет:
«Пушкин хорошо знал Торжок. Несомненно, ходил по его улицам и читал существовавшие тогда вывески.
На одной из вывесок в Пушкинское время было написано: «Портной Евгений Онегин».
В Торжке мне рассказывали, что в начале нынешнего столетия здесь умер в глубокой старости Николай Евгеньевич Онегин. У него было несколько профессий. Был он одно время булочником, был портным, был банщиком. Отец его Евгений Онегин занимался одним портняжничеством и имел вывеску.
Мой торжокский собеседник, рассказывавший мне об Онегиных, расспрашивал старика Николая Онегина о времени, когда жил в Торжке его отец. Выходило, что он жил как раз в Пушкинское время.
Весьма вероятно, что Пушкин, гуляя по Торжку, прочел вывеску и взял имя портного для своего героя. Конечно, грациозное и романтическое имя Евгения Онегина с вывески смотрело грубо… Но пройдя через красоту романа Пушкина, оно получило через него грацию такого свойства поэзии».
Справедливости ради отметим, что этот отрывок вспоминает Нина Аркадьевна Лопатина в публикации «К истории одной легенды». Она цитирует и других исследователей, например, краеведа А.А. Суслова, журналиста Алексея Пьянова, Валентину Федоровну Кашкову, чье имя сейчас носит Торжокская центральная библиотека, и приходит к выводу о том, что связь Евгения Онегина из Торжка с названием романа Пушкина все-таки красивая легенда. Приведем лишь один из аргументов Н.А. Лопатиной:
«Но самый интересный факт, связанный с Онегиными из Торжка, мне удалось обнаружить в Тверском государственном архиве совсем недавно – 13 марта 2012 года. В Исповедных ведомостях Ильинской церкви города Торжка за 1859 год я нашла запись о том, что в тот год на исповеди были Евгений Космин Анегин 45 лет, его жена Евдокия Прокопьевна 44 лет и их дети: Николай 20 лет, Александр 19 лет, Михаил 16 лет. То, что это именно тот Евгений Онегин, который стал мифическим героем местного пушкиноведения, подтверждается возрастом его сына Николая (сравните его возраст в 1859 году с надписью на надгробном камне на его могиле).
Простейший подсчёт даёт нам год рождения Евгения Космин [Кузьмич–Н.Л.] Онегина из Торжка – 1814, а это значит, что в 1811 году, когда двенадцатилетний Пушкин проезжал через Торжок, Евгений Онегин, проживавший в Торжке в середине XIX века, ещё не родился. Значит, предположение о том, что Пушкин в Торжке в тот год мог видеть вывеску «Евгений Онегин, булочных и портновских дел мастер», можно считать опровергнутым и несостоятельным».
Таким образом, Торжок дал пищу для серьезной исторической дискуссии, которая и сама уже стала частью нашей общей истории. Так что, согласно или вопреки, но Евгений Онегин из Торжка отвоевал место под солнцем в анналах истории. Наверное, надолго. – Пожалуй, навсегда.

Марина Морозова