Жили когда-то в маленьком старинном городке мальчик Ник и девочка Ангела. Их встреча произошла в магазинчике сладостей, и с первого взгляда между детьми вспыхнула чистая и нежная любовь. Через много лет, став взрослыми, они любили вспоминать и о своей первой встрече, и о множестве других событий и приключений. Начиналось это всегда с фразы «А ты помнишь?..»
Накануне Рождества Ник и Ангела с особенным волнением отправились в лавку Ефрема. Тот поделился с детьми, что к Рождеству собирается устроить у себя в лавке что-то удивительное, неслыханное и невиданное доселе. И на все их расспросы отвечал: « А вот приходите в лавку с утра, и сами всё увидите»!
Ник и Ангела еле-еле дождались назначенного дня. Их любопытство разгорелось, и дети постоянно строили догадки: какой же сюрприз придумал Ефрем? Будет подавать какую-то новую сладость или необычный напиток? По-особенному украсит лавку? Станет делать подарки посетителям?.. Ник и Ангела азартно спорили, опровергая друг друга, и не знали, что на самом деле абсолютно все их догадки верны!
Еще издали, подходя к лавке, ребята увидели, что окна и витрина сияют тёплым уютным светом, а внутри движется силуэт хлопочущего хозяина. Но это было обычно и привычно. Что же ожидало их в лавке?
Ангела вошла первой, за ней – Ник. И то, что до поры до времени скрывал от всех Ефрем, сразу бросилось детям в глаза. Они просто ахнули от неожиданности и восхищения. Это было похоже на чудо!
В лавке на самом видном месте стоял большой рождественский вертеп, сделанный из разноцветного сахара и щедро украшенный орехами, шоколадом, марципаном, цукатами, мармеладом и глазурью. Это было просто сказочное зрелище. Ник и Ангела, от восторга позабыв о вежливости, даже не поздоровались с Ефремом, а сразу подошли, как зачарованные, поближе к вертепу, и остановились, разглядывая все подробности. Всё было воспроизведено с удивительной точностью. В сахарной колыбели лежал крошечный младенец Иисус. Над ним склонялась Богоматерь, а за её спиной стоял Иосиф. Их окружали мармеладные барашки и овечки, бычки и коровки, а также прочие обитатели хлева. Была даже парочка, заставившая детей заулыбаться и, подталкивая друг друга локтями, зашептать: « Гляди, гляди!» Это были карамельные петух и курица, стоявшие на переднем плане. Курица глядела озорно и бойко, совсем как живая, и очень смахивала на давнюю знакомую Ника и Ангелы.
Были в этой вкусной композиции и три восточных царя, выполненные из шоколада. И светила над всем рождественская звезда: это была свеча в маленьком серебряном подсвечнике. Она стояла на полочке чуть позади вертепа.
— Вот это да! – обрёл наконец Ник дар речи. – Такого даже я не ожидал, хотя и думал, что будет что-то чудесное!
— И это всё съедобное, да? – спросила практичная Ангела. – Потом это можно будет съесть?
— Почему же потом, — улыбнулся Ефрем, довольный произведённым впечатлением. – Можно и сейчас. Выбери барашка или коровку и угощайся. Это рождественский подарок от меня. Всем, кто приходит в мою лавку…
— Можно я вот эту овечку возьму? – попросила Ангела и указала на облюбованную фигурку.
— А я курицу! – воскликнул Ник. – Можно рыжую курицу, дядя Ефрем?
— Можно! Берите и угощайтесь на здоровье.
Осторожно вынув из вертепа две фигурки, Ефрем вручил их детям.
— А Вы не боитесь, что на всех посетителей не хватит барашков и коровок? – поинтересовался Ник, лакомясь угощением. – Как набегут, как расхватают всё! Вы ведь про сюрприз всем посетителям говорили.
— Я вот как раз другого опасаюсь, — озабоченно сказал Ефрем. – Сделал-то я всё это для людей, а их сегодня в лавке что-то и не видно. Хотя я действительно всех приглашал, ты прав, Ник. Никак не пойму, в чём дело! Уже час прошел, как я открыл лавку, а кроме вас – ни одного человека за это время. Обычно с утра тут яблоку негде упасть.
— Я сейчас выйду и посмотрю, что там на улице, — вызвался Ник. – Может, происшествие какое случилось и весь народ побежал туда?
— Оденься только! – успел сказать ему вдогонку Ефрем.
Ника не было минут пять. Затем он влетел в лавку, запыхавшись, и некоторое время не мог сказать ни слова. Его то начинал душить смех, то он крутил головой в величайшем изумлении, размахивая руками.
— Там…там… — наконец выговорил он. – Там, у входа…
— Ник! Ты спятил, что ли? – рассердилась Ангела. – Расскажи по порядку, что такое «там»!
Ник взял со стола кружку имбирного сбитня, из которой до этого пил Ефрем, сделал из неё большой глоток, и к нему чудесным образом вернулся дар речи.
— Там стоит эта женщина, которую в городе называют ведьмой, — выговорил он. – Ну, помнишь, Ангела, мы ещё встретили её этим летом, когда шли вечером мимо кладбища?
— Ведьма Нинель! – ахнула Ангела.
— Да, она! У самых дверей лавки стоит!
— А почему не заходит? – полюбопытствовал Ефрем. – Лавка не заперта. Может, поест сладкого и подобреет! Станет феей, а не ведьмой.
— Она мало того, что не заходит, — спешил досказать Ник, — она и других людей в лавку не пускает! Стоит у входа с огромной тяжелой книжкой в руках, и всем, кто хочет войти, даёт этой книжкой по шее! Люди и не заходят поэтому. Кому же понравится по шее получить?
— По шее никому не понравится, — подтвердил озабоченный Ефрем. – Как же нам быть? Ведь эта Нинель нам решила испортить всю радость Рождества! И не только нам!
— Ничего у неё не выйдет! – сказал Ник. – Не дадим испортить Рождество!
— А что мы можем сделать? – спросила Ангела. – Не драться же с ней. Она старушка.
— А вот что надо сделать! Сейчас я выйду и приглашу её к нам. Пусть зайдёт, сбитня имбирного ей нальём. Фигурку разрешим выбрать в подарок. Я ведь сегодня их дарю всем посетителям, значит, и ей! – сказал Ефрем.
— Ничего себе! Фигурку! Да она младенца Христа сопрёт! – предостерёг Ник.
— Ну, младенца Христа мы защитить сумеем. Посидите здесь, я с ней поговорю.
Ефрем вернулся ещё быстрее, чем Ник. И в таком же удивлении.
— Я пригласил ее войти, а она…
— Она и Вам дала по шее? – посочувствовал Ник.
— Да нет, она просто бросила книгу и убежала! Очень прытко для своего возраста!
— Вот и хорошо! – облегченно сказала Ангела. — А то ещё что-нибудь натворит тут!
Ефрем, задумчиво качая головой, положил на стол подобранную книгу, которую ведьма использовала для отпугивания посетителей, и пошел греть самовар. А лавка между тем наполнялась народом. Празднично одетые люди входили, оживлённо переговариваясь, поздравляли Ефрема с праздником Рождества, восхищались при виде сахарного вертепа. И с детским восторгом выбирали фигурки животных себе в подарок.
А Ангела осторожно взяла книгу, прочла название и рассмеялась.
— Ник! Смотри, какой книгой Нинель давала прохожим по шее!
На обложке книги Ник прочел: « Мудрые мысли о доброте и заботе».
Продолжение этой истории Вы обязательно узнаете, если придете в кофейню Ангеловъ. А бодрящий и целебный имбирный сбитень можно попробовать здесь в любой день. И еще при заказе вы можете получить в подарок страничку с напечатанной на ней сказочной историей о приключениях Ника и Ангелы. А если станете в кофейне Ангеловъ частыми гостями, то сможете и собрать всю книгу сказок целиком.